Наша команда работает на рынке юридических услуг с 1999 года.
 8 (499) 678-82-05, 8 (499) 248-43-038 (499) 248-50-90
.

(Проблемы правоприменительной практики статьи 197 УК РФ)
Ст. 197 УК РФ гласит:

Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, если это деяние причинило крупный ущерб, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.


Поскольку процедура банкротства предназначена для оздоровления имущественных отношений, спекуляция ею может привести к ряду негативных явлений как для учредителей обанкротившегося лица  и кредиторов, так и для других участников хозяйственного оборота, являющихся по отношению к конкретной ситуации несостоятельности «наблюдателями». Фиктивное банкротство является прецедентом и примером незаконного поведения, однако, редко наказываемого. А наказания практически невозможно добиться по причине невозможности точной  трактовки рассматриваемой статьи.

Рассмотрим подробнее точки зрения правоведов.

Публично объявить лицо банкротом имеет право только суд, поэтому руководитель  организации априори не может этого сделать. Максимум, что он может, подтолкнуть компанию к банкротству или инициировать процедуру. Но это совершенно другие составы, для которых существуют отдельные статьи в УК. К тому же, правоведы считают антиконституционным наказание за обращение в суд, так как последнее является гарантированным правом каждого дееспособного лица в Российской Федерации. Притом закон не предусматривает ограничений данного права. Логика понятна – если нет оснований для возбуждения арбитражного дела, суд откажет, если есть – разберётся по существу. По мнению других, отсылка к названному праву (неограниченной судебной защиты) может трактоваться как шикана (злоупотребление правом, см. пояснения)

Соответственно, мы можем говорить только о заявлении руководителем неспособности предприятия отвечать по своим долгам в ситуациях, когда фактически организация могла  рассчитаться по своим долгам  в полном объёме, но не стала этого делать.

Тем не менее, при подробном рассмотрении можно выявить логику законодателя (и добросовестному суду, без сомнений, это окажется под силу). Есть три чётких ориентира:

√    крупный ущерб
√   признак публичности
√    заведомо ложное объявление

Именно «заведомая ложность» отличает фиктивное банкротство от преднамеренного. В первом случае предприятие стабильно, оно ликвидируется исключительно с целью приобретения руководителем личной выгоды путём введения в заблуждение честных кредиторов, во втором – банкротство возникает как следствие преступных действий ответственного лица.

Крупный ущерб должен сочетаться с приобретением руководителем материальных выгод (а   это доказывается  в ходе проведения  следственных процедур). Разумно предположить, что главным документом в этом случае будет выступать текст подписанного мирового соглашения, в котором менеджер освобождается от ответственности  и  кредиторы отказываются от права иска о применении субсидиарной ответственности.

Что же касается публичности, простое заявление неопределённому кругу лиц о каком-либо факте ещё не значит, что он реально имеет место быть. Особенно это касается столь значимого юридического факта как несостоятельность. Мы уже отмечали выше, что решение о банкротстве принимается исключительно судом, а руководитель может лишь инициировать процедуру. Соответственно, публичное заявление равно подаче заявление в суд о признании юридического лица либо индивидуального предпринимателя банкротом.

При анализе статистики МВД РФ, мы обнаружили, что правоприменительные органы не уделяют должного внимание ст. 197 УК РФ. В консолидированном годовом отчете за 2010 год (http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/)  данное преступление включено в обобщение  преступлений, связанных с банкротством. Правда, официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации предоставляет уже сведения о количестве осужденных именно по статье 197 УК РФ. Итак, за 2010 год по ст. 197 УК РФ было осуждено 2 человека! Поражает тот факт, что дополнительные квалификации не были применены, а ведь дела о банкротстве довольно специфичны и редко обходятся без включения других составов.

Данные по адресу http://www.cdep.ru/index.php?id=5&item=452

В открытом доступе нет ни одного решения по исследуемой статье, что, впрочем, неудивительно, если обратить внимание на статистику и порядок рассмотрения экономических преступлений (нередко подсудимый просит рассмотреть дело в закрытом судебном заседании и при условии неразглашения обстоятельств).

Всё же мы считаем возможным сделать некоторые выводы по теме:

Статья 197 довольно сложна для квалификации, поэтому её нередко пытаются подменить нормой статьи 196 «Преднамеренное банкротство».

Пока не сформировалась практика применения данной статьи и не разработан действующий порядок проведения предварительного следствия по ней.

Судебные разбирательства стараются не афишировать, даже официальные структуры предоставляют минимум отчётной информации об обстоятельствах реально рассмотренных дел с вынесенными обвинительными приговорами.

Подводя итог, можно смело заявить: если у обвиняемого по ст. 197 УК РФ «Фиктивное банкротство» есть хороший адвокат, все доводы прокуратуры рассыпаются, словно карточный домик.

Прочитано 17086 раз
Оцените
(1 Проголосовало)
{socbuttons}
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

  Социальный обмен

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Яндекс.Метрика